Северные конвои, 1941-1945 гг.

К 80-летию прихода в Архангельск первого союзного конвоя «Дервиш»

31 августа 1941 г. к причалам Архангельского порта подошли 6 иностранных судов, прикрываемых боевыми кораблями под британским флагом. Тогда мало кто в Архангельске знал, что операция по проводке этого каравана носила кодовое название «Дервиш», и уж никто не мог даже догадываться, что последовавшие за «Дервишем» конвои проложат самый важный для СССР маршрут. До 1944 года этот маршрут будет призван обеспечить открытие второго фронта в Арктике и на протяжении всей войны будет обеспечивать ее исход на самом главном морском театре военных действий. Кроме того, в мировую историю северные конвои войдут как уникальный опыт сотрудничества более, чем 40 наций и флотов в борьбе против общего врага — нацизма.

История северных конвоев неразрывно связана с историей международных отношений и договоренностей, на основе которых стратегические грузы доставлялись в СССР и обратно. В основе этих договоренностей лежал американский закон о ленд-лизе от 11 марта 1941 г. и советско-британское «Соглашение о товарообороте, кредите и клиринге» от 18 августа 1941 г. Согласно билля о ленд-лизе (lend — от англ. сдавать в аренду lease — передавать взаймы) США имели право на время войны передавать своим союзникам оружие и материалы, необходимые для совместной борьбы. До вступления США в войну эти поставки осуществлялись по кредиту, но уже с 1942 года — на бескредитной основе и на основе новой концепции ленд-лиза, получившей название «пула».

В самом начале войны, в частности в ходе битвы под Москвой, заве¬зенные по Первому (Московскому) Протоколу (подписанному 1 октября 1941 г. на поставки в СССР на срок до 1 июля 1942 г.), стратегические материалы позволяли на 30-40% восполнить потери, понесенные Красной армией в боевой технике. Если принять во внимание колоссальные потери, которые понесли советские войска в первые месяцы войны, эта помощь была весьма ощутимой. Однако как выяснилось, несмотря на огромные жертвы, Красная Армия по-прежнему превосходила германскую по основным количественным и даже качественным показателям. По данным Главных управлений РККА на начало 1942 г. СССР мог выставить вдвое и даже втрое больше танков и самолетов, нежели их имели армии Германии на Востоке. Поэтому в тот пе-риод важнее было наладить собственное, причем, более современное, про-изводство и заручиться моральной поддержкой со стороны ведущих мировых держав. Именно такую роль и сыграли англо-американские поставки в 1941-1942 гг. Не случайно, большая часть союзного вооружения была отправлена на московское направление. А 3/4 направленных в Россию грузов составляли станки, промышленное оборудование и сырье, — то, что требовалось Советскому Союзу в первую очередь для налаживания собственного производства.

В этот период северный маршрут поставок являлся основным. По нему за первый год войны проследовало 61% всех грузов, ввезенных в Советский Союз из-за рубежа, включая практически все оружие. Поэтому именно здесь, в Арктике, разгорелись и основные морские сражения войны. Они стоили союзникам потери 57 транспортов (в том числе 4 советских) и 6 боевых кораблей, включая новейшие британские крейсера «Эдинбург» и «Тринидад».

* * *
Большую поддержку СССР продолжали оказывать союзники и в ходе сражений «коренного перелома», совпавшими в целом по времени с реализацией Второго (Вашингтонского) Протокола. К этому времени стабилизировалась ситуация на Тихом океане и в Северной Африке, началась реализация американской программы военного производства (т.н. «Программы Победы»), заработали новые маршруты поставок: АлСиб, «персидский», «африканский» и «тихоокеанский» коридоры. В результате,
в течение второго года войны помощь союзников по объему была вдвое, а по стоимости — почти втрое больше, чем поставки по Московскому Протоколу.

И хотя по Вашингтонскому соглашению союзники выполнили свои обязательства лишь на 3/4, импортные оружие и материалы сыграли весьма важную роль в создании «коренного перелома» в Великой Отечественной войне. Поставленных по Второму Протоколу самолетов вполне хватило, чтобы заменить потери советской авиации во всех основных сражениях этого периода. Импортного производства был и каждый десятый танк действующей армии. Причем, военные поставки по-прежнему занимали лишь четверть тоннажа. Остальное место в трюмах транспортов было загружено промышленным оборудованием и сырьем.

Расширение существующих и создание новых маршрутов поставок, определенно снизило роль «северного коридора». И хотя завезенные этим маршрутом грузы (986 тысяч тонн) в абсолютном выражении даже несколько превысили количество грузов, доставленных в течение первого протокольного периода, однако в общем объеме поставок в СССР их доля снизилась с середины 1942 г. до конца 1943-го с 61% до 16%. Впрочем, по нему в СССР по-прежнему направлялись почти все британские поставки, а также наиболее срочные заокеанские грузы. Около половины всего ввезенного в Советский Союз оружия было доставлено также северными конвоями. Одновременно с обеспечением Советского Союза стратегическими материалами проводка конвоев в Арктике позволяла британскому Адмиралтейству при поддержке кораблей союзников и агентов в Норвегии более точно отслеживать нахождение главных сил Кригсмарине, предотвращая их выход на просторы Атлантики, по которым проходили основные артерии, обеспечивавшие жизнеспособность Британских островов. Эти причины стоили то¬го, чтобы по-прежнему рисковать флотом. В ходе боев в 1943 г. союзники потеряли пять боевых кораблей и 26 транспортов. Серьезный урон понесли в Арктике и соединения Кригсмарине. С потоплением в этот период трех германских боевых кораблей, включая тяжелый крейсер «Шарнгхорст», и 4 подводных лодок, с повреждением «Тирпица» и «Хиппера», стратегическая инициатива на этом ТВД окончательно перешла на сторону коалиции. На ее стороне она оставалась до конца войны. Последнее обстоятельство в значительной мере способствовало увеличению ввоза импортных грузов в Россию.

* * *
Основной объем помощи союзников для СССР пришелся на 1944-1945 гг. Он составил 9,9 млн. тонн (или 3/5 всех грузов военного времени). 

В номенклатуру этих поставок включены и грузы, ввезенные Канадой, подписавшей самостоятельно Третий Протокол. В отличие от поставок по Второму и особенно Первому (часто называемому «британским») протоколам почти 90% всех материалов и оружия поступило в конце войны из США. Кораблей и самолетов, переданных по последним Протоколам, а также по специальной дополнительной к четырем Протоколам программе помощи СССР для войны против Японии (т.н. «программе 17 октября» или «Майлпоуст»), — хватило бы для того, чтобы полностью восполнить потери в ходе всех стратегических операций, проведенных советскими Вооруженными силами в конце войны; артиллерийских стволов — на четверть, танков — на 11%. Каждая вторая бронемашина и каждый десятый танк, направленные в этот период во фронтовые соединения, были импортного производства. Благодаря союзным поставкам по сути были созданы еще два флота, равные по составу Северному и Тихоокеанскому. Почти вся доставленная техника была испытана на фронтах войны и с учетом этого заказывалась советскими специалистами. Высоким качеством отличались средства связи и специальная аппаратура. Поэтому они занимали в советских заявках особое место. Радиостанциями и телефонными аппаратами, поставленными в СССР в 1944-1945 гг., можно было бы оснастить от 300 до 500 дивизий. Свыше 80% радиолокационной аппаратуры в войсках и на флоте также были англо-американского производства.

Однако самолеты, танки, корабли и другие военные грузы в общем объеме ввезенных в СССР в конце войны материалов занимали всего лишь 9% тоннажа. Остальная часть была отведена под промышленное оборудование, металлы, нефтепродукты. Четверть всего тоннажа занимало продовольствие. Другая четверть была отведена под средства транспорта — автомобили, локомотивы, вагоны и специальное оборудование.

Переход инициативы к союзным флотам и увеличение поставок в конце войны обусловили возрастание и роли северного маршрута. В 1944-1945 гг. по нему было доставлено 22% всех грузов. В абсолютном выражении это составило 2,2 млн. тонн, что превысило завезенные этим путем грузы в период действия первых двух Протоколов. Причем, советские грузовые суда с конца 1943 г. были исключены из ордеров конвоев, — большей частью груз лег на транспорты союзников, главным образом, под американским флагом. 

Всего за годы войны северным маршрутом было проведено по моим подсчетам 745 судов. В обратном направлении проследовало 699 транспортов. В боях союзники безвозвратно потеряли 84 грузовых парохода и 22 боевых корабля.

Суммируя помощь, оказанную союзниками СССР — России в годы войны следует признать ее большую значимость. Благодаря ей в СССР были высвобождены для фронта дополнительные трудовые резервы, на 70-75% теоретически была обеспечена продовольствием и средствами связи армия, повысилась ее мобильность, в определенной степени были восполнены потери боевой техники. В то же время исследование изменения концепции ленд-лиза (от инструмента ведения войны без участия в военных действиях к «концепции пула» и впоследствии — к фактору вовлечения СССР в мировую экономику) позволило выявить историческое место этой помощи: она была нужна СССР ровно настолько, насколько был нужен коалиции «Русский фронт».

Супрун М.Н., профессор САФУ имени М.В. Ломоносова, доктор исторических наук